Города Трабзон, Ризе, Хопа и другие населенные пункты на северо-востоке современной Турции объединяют не только море и чай, но и этнические армяне

0
74

Амшенцев считают наиболее хорошо сохранившимся армянским «элементом» Турции. Они, в большинстве своем мусульмане, сумели сохранить язык, обычаи и даже армянские народные песни. На разных этапах истории из Амшена в соседние Россию и Грузию эмигрировало немало армян, однако корни их оставались на родине. По разным подсчетам, численность армян, проживающих в Амшене, превышает 700 тысяч.В городе Хопа, исторически армянском населенном пункте, мы пытаемся найти гостиницу для ночлега. Местные жители, турки, узнав, что мы армяне, указали нам на известную в городе сеть гостиниц Устабашей. «Это ваши», — сказали они. Устабаши – известные предприниматели и не только в Хопе. Принадлежащие этой семье отели, магазины и цеха по производству чая действуют также в Трабзоне, Ризе и других крупных городах и селах черноморского побережья. Большинство работников гостиницы, в которой мы сняли номер – амшенские армяне. При первом знакомстве чувствовалось некоторое напряжение. Шеф-повар ресторана, 39-летний мужчина с голубыми глазами и белокурыми волосами, категорически запретил называть его армянином. Хотя, как нам сказали его коллеги, он чистокровный армянин. «Я не армянин. Мы давно приехали в Азию. Кожа у меня светлая, глаза голубые, я не смуглый, как люди в Армении. Не армянин я», — отвечает Айгут Сойлун на мой вопрос о своем происхождении. Он до такой степени подвержен турецкой пропаганде, что, понимая, что мы говорим на одном языке, не признает, что армянский для него родной. Увы, встречаются и такие армяне, как Айгут. Ложная турецкая историография, утверждающая, что амшенский – один из диалектов древнего племени огузов или сака, а амшенцы – вовсе не армяне, а потомки огузов, балкар или аккадов, оставила свой отпечаток. К счастью, число армян, которых эта пропаганда ввела в заблуждение, с каждым днем все меньше, а тех, кто вновь обретает национальные корни – все больше. В разговоре с работниками отеля мне стало ясно, что они не только знают о своей принадлежности к армянам, но и гордятся этим. «Здесь много амшенцев, больше половины жителей Хопы. Много тут и армян-мусульман, но какое это имеет значение? Армянин я, мусульманин, эрмени, что тут такого? Армянин я, что вам еще нужно?», — взволнованно говорит Сойлун, добавляя, что люди нередко удивляются, когда узнают об армянских корнях амшенцев. Позже Сойлун проводил нас в сувенирные магазины, на рынок, подарил амшенский чай. По его словам, этот чай можно смело считать армянским, поскольку выращивают, собирают и обрабатывают его исключительно армяне. У наших соотечественников, говорящих на родном языке и признающих свою национальную идентичность, нет проблем в плане сосуществования с турками, курдами или лазами. Они не являются потомками тех, кто пережил геноцид. Многие историки считают амшенских армян или амшенцев уникальной этнической группой, часть которой составляют христиане, а другую – мусульмане. Примечательно, что многие амшенцы-мусульмане сохранили свой язык — амшенский диалект армянского, а амшенцы-христиане им не владеют. Амшенские армяне во все времена составляли не менее 30 процентов населения Хопы. Если верить данным амшенцев, только в Хопе сегодня проживает 5 000 армян и столько же – в соседних селах.

Наири Охикян, «Спутник Абхазия»

На фото: презентация фильма Лусине Саакян об амшенских армянах Турции. Сочи, 4 июня 2016 года.