ВЛАДИМИР КОСТИНИКОВ. КНИГА «БОЛЬШОЙ СОЧИ-МАЛАЯ РОДИНА

0
62

В дни затянувшихся «выходных» появилось время прочитать книги, представляющие интерес. Такими были и всегда будут издания, в которых рассказана история армян Северо-Западного побережья Кавказа. У многих семей большинства армян-жителей Сочи именно такая судьба. Они переселились в район Большого Сочи из-за моря и здесь обосновались. Познакомились и подружились с армянами уже прибывших из разных областей по приглашению царского правительства России. Об этих фактах, подробностях жизни армянского населений на рубеже 19 и 20 веков можно прочитать в книге известного краеведа Владимира Костиникова. Книга проиллюстрирована сочинской художницей Гоар Казарян, в ней много редких фотографий из архивов сочинских армянских семей. Издание доступно в Интернете.

 

       ВЛАДИМИР КОСТИНИКОВ. КНИГА «БОЛЬШОЙ СОЧИ-МАЛАЯ РОДИНА

 

 Первые армяне появились на Черноморском побережье Кавказа ещё до того, как эти земли стали принадлежать Российской империи, Упоминания об армянах, живущих среди горцев, встречается во многих источниках. Переселение амшенцев происходило на протяжении 50 лет и завершилось уже после Геноцида 1915 года. Армяне селились, как легально, по приглашению властей, так и самовольно. В одной из первых глав книги «Большой Сочи-малая родина рассказывается:

 

«Армяне.в основном переселившиеся из Турции, проживали в 22 селах: Лоо, Уч-Дере, Вардане, Беранда, Хобза и других. Долгое время характерной чертой оставался общинный уклад жизни. Сельская община содержала церковь и школу. В 1908-1909 годах в Сочи был избран совет по армянским школам округа, работали 10 школ, где обучались 300 детей. Вот что пишет газета «Черноморский край» №68 от 7 октября 1910 года: «Армяне и греки селились исключительно самовольно и приблизительно по следующему способу. Пользуясь тем обстоятельством, что до 1893 года пограничной стражи на нашем побережье не существовало, а черноморские казаки, номинально исполнявшие еу обязанности, предавались «фарниэнто», обыкновенно к ночи, на горизонте моря показывались один, два… парусника. Эти суденышки для своих рейсов избирали всегда март или апрель месяцы, т.е. время посевное и когда лес достаточно оделся листвой, чтобы стать недосягаемым для людского острого глаза. Пролавировавши у той точки берега, где заранее было решено произвести десант ночью, эти суда смело резали на берег и высаживали толпу оборванцев, у которых кроме медной или чугунной посуды, семян табаку и кукурузы ничего не было. Почти всегда, уже ранее проникшие на побережье, высмотревшие подходящие места и вызвавшие своих земляков, ходоки, поджигали на горах лес, что и служило маяком для аргонавтов. Как козы бежали они в горы, а суда вновь тонули в глубине моря, не оставляя после себя никакого следа. Исчезнув в лесных дебрях и забравшись подальше в горы, иностранные гости нисколько не беспокоились о том, на чьей они земле, а принимались за дело – рубили и жгли лес, сеяли среди не выкорчеванных пней кукурузу и строили кое-как жилье, т.е. пользовались преимуществом «отсутствия отеческой опеки», которая давила всякое новое русское поселение правилами… Кроме всего эти поселенцы обладали еще и другими преимуществами: безвозмездного пользования землей, не отбывания воинской повинности, неплатежа никаких сборов и не отбывания повинностей натурой. Это были, если не первобытные обитатели рая, то во всяком случае их счастливые потомки, прикрывшиеся фиговым листочком от русских урядников. Им всегда приходили на помощь земляки, водворившиеся раньше их и таким же способом, а на следующий год среди девственного леса уже зеленела табачная плантация. Когда земли истощались, то плантаторы перекочевывали на другое место и проделывали то же самое на казенной земле, что и на частновладельческой… Я знаю от русских старожилов, соседей армянской деревни «Тенгинки», что там осталось от основания деревни очень мало настоящих поселян, а их замещают в 3-ю и даже 4-ю очередь свежие транспорты турецко-подданных. Дом считается с основания за каким-нибудь Аракелом-Авджи-Оглы, а на самом деле под этим именем проживает Авраам-Тур-Сул-Оглы, сменивший Аванеса Кескиньяна и Варданеса Кешиш-Оглы. Тоже самое сплошь и рядом случается и в греческих поселениях. Армяне составляют большой процент населения губернии, в Сочинском же округе преобладающий, арендуя массу всяких земель под плантации. Благодаря им много земли расчищено и приведено в культурный вид, но вместе с тем много уничтожено ценных лесных насаждений». Были случаи и выселения незаконных «мигрантов». Согласно закону от 26 мая 1903 года тайно прибывшие в пределы Черноморской губернии турецко-подданные армяне высылались в Оренбургскую губернию…С 1908 года, после отмены Турцией распоряжения о принятии турецкими властями таких лиц, подобные лица высылались в Турцию. Некотоые уже прочно обосновались в Сочи и занялись обустройством жизни в городе. Одним из самых уважаемых старожилов Сочи был армянин Никита Анисимович Айвазов, который поселился около разрушенной крепости в устье реки Сочи, наладил небольшую торговлю, впоследствии вылившуюся в крупнейшее коммерческое предприятие, а спустя годы он стал одним из виднейших коммерсантов побережья. Никита Анисимович Айвазов-один из заметных и крупных деятелей, промышленник и благотворитель, оказывавший помощь сотням армян-перселенцев. Турецкий подданный, он поселился в Сочи – в те времена именовавшемся посад Даховский, недалеко от разрушенной крепости еще до 60-х годов 19 века. Здесь он наладил небольшую торговлю, которая со временем переросла в одно из крупнейших в Сочи, а затем и на всем побережье коммерческое предприятие. До открытия в посаде банка оказывал населению банковские и кредитные услуги. Занимался обеспечением мебелью и необходимым вспомогательным оборудованием Сочинской телеграфной станции индоевропейского телеграфа Со дня открытия и до конца своих дней Никита Анисимович Айвазов был бессменным казначеем Сочинского благотворительного общества . Умер 8 апреля 1909 года в Батуми. Похоронен в Сочи».