Реквием по Спитаку: фильм о самом страшном землетрясении в истории Армении

0
204

В российский прокат выходит фильм Александра Котта «Спитак». Картина о катастрофическом землетрясении 1988 года получила приз за лучшую режиссуру на Московском международном кинофестивале и выдвинута на «Оскар» от Армении. Корреспондент РИА Новости посмотрела «Спитак» и узнала, почему фильм-реквием оказался полон надежды.

Ранним утром 7 декабря 1988 года город Спитак был полностью разрушен за полминуты. Крупнейшее в истории Армении землетрясение, доходившее до 11 баллов, поразило почти всю северную часть страны, унесло жизни 25 тысяч человек и оставило без крова более полумиллиона. Слоган фильма «Спитак» — «Катастрофа, ударившая по каждому» — не просто красивые слова, а реальность, с которой живет большинство актеров ленты, уверен режиссер Александр Котт.

«У нас был такой странный кастинг в Армении — я не просил что-то сыграть, они просто вспоминали то время, тот день, потому что так или иначе в Армении всех это коснулось. По тому, как люди рассказывали, что они вспоминали, я делал свой выбор. Они передавали энергию того времени в наше кино», — говорит он.

Сценарий фильма почти десять лет кочевал по разным продюсерам, пока наконец не попал к Александру Котту. Режиссер подчеркивает: это не он нашел тему, а она его. В центре сюжета — история человека по имени Гор, который возвращается в Спитак уже после катастрофы, чтобы найти под завалами брошенных им жену и дочь.

Когда стало ясно, что снимать будут не на русском, а на армянском, Александр Котт поехал искать героев в Армению. Главную роль сыграл театральный актер Лерник Арутюнян, фактически дебютировавший в кино.

«У него очень интересное лицо, голубые глаза. Я хотел его окунуть в эту пыль, цемент, боль, чтобы он сам растерялся. Он не знал, как это играть, но была создана такая атмосфера, что грань между реальностью и кино стерлась. Он эти камни тяжеленные таскал, как будто под ними его дети. Руки сбивал в кровь. Я смотрел на кадр и понимал: если не скажу «стоп», он не остановится. Лерник оказался настоящим актером и человеком», — рассказывает режиссер.

Эта молчаливая сосредоточенность — первое, что поражает в фильме. Все участники спасательной операции — от крановщика до городского главы, от четырехлетних детей до девяностолетних стариков — заняты общим делом. Они не плачут и не впадают в истерику, даже когда находят под завалами погибших близких. Столкновение национального характера с трагедией показано со спокойной, почти торжественной отстраненностью.

«Первый шок проходил в течение часа-двух, а дальше была тупая, тяжелая, безэмоциональная работа. Если бы все паниковали, ничего бы не получилось. Это был тихий торжественный труд. Там объявляли минуту тишины, когда все замирали и слушали, кто там под завалами. Я старался подходить к этой истории с холодным сердцем, чуть-чуть со стороны, потому что если «упасть» в это по-настоящему, можно не выбраться», — объясняет Александр Котт.

В основу фильма легли не исторические исследования, а воспоминания очевидцев. Их присутствие на съемочной площадке помогало не просто войти в роль, а ощутить себя внутри тех событий, отмечает актер Александр Кузнецов, сыгравший роль второго плана: «Мы вообще об этом не говорили, просто работали. Саша (Котт. — Прим. ред.) не давал нам «жевать сопли», рефлексировать, чтобы мы не были сентиментальны. Люди, которые туда приезжали, не ходили и не плакали, они разбирали завалы, у них была задача, некогда было обсуждать. В этом вся суть фильма — герои работали, а грустили потом. Все было очень похоже на реальную жизнь: когда собака-спасатель искала ребенка, он действительно лежал под завалами, ему правда было страшно, хоть он и артист. Не требовалось «входить в роль», ты и так уже был в ужасе от того, что происходит вокруг».

Реакция на Спитакское землетрясение — удивительный пример единения: тысячи людей со всего Советского Союза и из более чем ста стран мира отправились в Армению, чтобы помочь пострадавшим. Врачи, спасатели, обычные люди, которые везли вещи, медикаменты, еду. Показательна сцена фильма, в которой житель соседней Грузии приезжает в Спитак на машине и раздает прямо из багажника хлеб, испеченный его матерью.

Примерно так создавался и сам фильм — часть денег дали российский Минкульт и телеканал «Россия 1», часть — армянские сопродюсеры и европейский фонд «Евримаж». Среди актеров были армяне, русские, французы, и многие, по словам Александра Кузнецова, стали близкими друзьями.

«Мы поехали в Армению, знакомились с семьями актеров, с которыми вместе снимались. Мы до сих пор дружим, я могу назвать Лерника своим братом, серьезно. Я, кстати, должен подарить ему фортепиано, обещал еще в Армении, потому что он пианист. В кино, где люди просто отрабатывают, а не работают за идею, не происходит такого», — добавляет актер.

Еще один пример солидарности продемонстрировал лидер популярной рок-группы System of a Down — американский музыкант армянского происхождения Серж Танкян, написавший музыку к картине.

«Мы показали ему кино, когда он приезжал в Армению, ему очень понравилось, и он согласился написать музыку. С ним было непросто работать, потому что он настоящая звезда. Но нам удалось вдохновить друг друга и найти правильную интонацию. Есть такой эффект: армяне, которые живут за границей, даже больше участвуют в жизни своей страны, считают это своим долгом. Мне кажется, помогая нам, Серж тоже закрывал некий гештальт», — считает Александр Котт.

Об этом чувстве долга, которое есть у каждого человека, и говорит со зрителем «Спитак». Фильм-реквием получился фильмом-гимном — состраданию, воле и вере в чудо даже в самые страшные моменты жизни.