Никита Симонян — «Знаменитые армяне — уроженцы Краснодарского края»

0
114

Сериал документальных короткометражных фильмов «Армения. The best», «Знаменитые армяне — уроженцы Краснодарского края» очень востребованный и успешный проект Кинокомпании «HAYK». 9 серия (ее можно посмотреть на  Ютубе, набрала уже 24 265 просмотров). В частности, в этой серии речь идет и о легендарном футболисте Никите Павловиче Симоняне. Включены редкие документальные кадры матчей команды «Арарат» и Сборной по футболу Советского Союза с его участием. Завершающая неделя Чемпионата мира по футболу 2018- это повод еще раз вспомнить удивительного человека и выдающегося спортсмена.

Чуть более 60 лет назад, 8 июня 1958 года, сборная СССР провела свой дебютный матч в финальных стадиях чемпионата мира. Родоначальники футбола англичане чудом унесли тогда от загадочной советской команды ноги, забив с пенальти спасительный для себя мяч в самой концовке (2:2). Автором же исторического первого гола советской сборной стал 31-летний центрфорвард Никита Симонян. 60 лет спустя первый вице-президент РФС Симонян вспоминает о давних событиях так живо и непосредственно, будто все это было только вчера. Факты, даты, цитаты, результаты у Никиты Павловича всегда наготове, по первому запросу. Никакие справочники не нужны уникальному свидетелю эпохи…

Как на месте журналиста вы описали бы свой знаменитый гол, Никита Павлович?

Никита Симонян: Да нечего там особо описывать. Наше преимущество, британцы в обороне. 14-я минута, очередная атака сборной СССР, отскок — и я первый на добивании. Удачно место выбрал, прочувствовал ситуацию. Во втором тайме Саша Иванов еще один забил, а потом мы немножко расслабились и были наказаны. В том числе и судьей. Иштван Жолт, арбитр из Венгрии, поставил в концовке «точку», которой и близко не было: нарушение случилось метра за полтора до штрафной, а он взял и пенальти свистнул.

Сборная СССР была в числе восьми сильнейших команд планеты. Отличный результат для дебютанта! А партийное начальство считало иначе: советские — значит первые! «Есть мнение, — внушали, помнится, перед отъездом, — что сборная СССР должна 

стать чемпионом мира». Поэтому за поражение досталось нам прилично. Разбомбили в пух и прах! А сами игроки как оценивали результат и качество футбола? Мы считали, что, с учетом всех обстоятельств, выступили вполне достойно. Какое место в вашем личном рейтинге занимает чемпионат мира-1958? Историческое это событие или одно из многих? Номер один! Даже сравнивать не стану. Выше уровня чемпионата мира для футболиста нет ничего. А этот был для нас первым.

Высокий статус — хорошая предпосылка для подвига, правда же? Это к вопросу о возможностях нынешней сборной России…Конечно. Но подвиги подвигами, а главное — работа. Станислав Саламович Черчесов часто повторяет историю одной из побед советской сборной, которую я ему однажды рассказал. Он очень грамотный специалист, как сейчас принято говорить и доказал это на деле. В «личном деле» же самого Никиты Павловича множество эпизодов-захватывающих, интересных, очень предметно рассказывающих не только об истории футбола-об истории страны, о личностях, завоевавших популярность и славу –армянах .Вот отрывок из автобиографической книги Никиты Симоняна  «Футбол только ли игра?»

Смотрим, судим…

 

В «Сухуми» мне кричали: «Давай, Микишка!»

Это не могло не нравиться – на меня надеялись,и я «давал».
Первые три года в «Крыльях Советов» не стали яркими страницами моей футбольной биографии. Зажался, оробел, оказавшись рядом с мастерами, присматривался, учился. Но вот, наконец, почувствовал уверенность, и трибуны – удивительное дело! – сразу как бы откликнулись на это чувство. Даже личный поклонник у меня объявился – высокий, сутуловатый черноволосый парень, нос с горбинкой.
Подошел, представился: «Меня зовут Женя, фамилия Симонов. Учусь в ГИТИСе, надеюсь стать режиссером. А пока я только сын Рубена Николаевича Симонова. Давно слежу за вашей игрой…»
Я смутился: чем привлек его внимание? Он сказал, что ему не просто нравится, как я играю, ему кажется, что я перспективный футболист. Мы познакомились, подружились.

Дифирамбов в ту пору мне никто не пел, да и не за что было. А когда попал в московский «Спартак», в великолепную пятерку нападающих …то, как говорят в футболе, заиграл. Стал забивать мячи. Это лучший подарок болельщикам. Есть победы, есть голы – слышишь свое имя с трибун: «Давай, Никита!» Сладостная поддержка. Но тут же можешь получить и оплеуху – довесок к славе: «Бегать надо, Симонян!» Трибуны ничего не прощают. Не кинешься наверх объяснять, отчего ты не в форме. Вышел на поле – играй!
Если говорить о спартаковском духе как воле к победе, то дух этот воспитывался, закалялся и благодаря болельщикам. Трибуны с первого удара до финального свистка так поддерживали команду, что нельзя было подвести нашего союзника, нашего двенадцатого игрока.

Футболисты сборной сейчас приезжают на матчи буквально впритык. Приземлились днем, вечером – тренировка, на следующий день – игра, назавтра – снова самолет и домой. Хорошо, если рейс прямой, беспосадочный и погода летная, а то просидишь ночь в каком-нибудь аэропорту. Дома же многим игрокам надо сразу отправляться на сбор своей клубной команды.
Во время сбора подъем в 7 – 7.30, часовая работа. Потом завтрак. После завтрака – теория. После теории – вторая тренировка. Затем обед, отдых, и снова тренировка. После нее – восстановительные мероприятия…
Помню, когда тренировал «Арарат», дежурная по санаторию «Армения», где мы жили, видя, как проводит все дни команда, сказала: «Если бы у меня был сын, я бы никогда не разрешила ему стать футболистом».
Жара, дождь, снег, слякоть – работа не останавливается, работа идет. По сравнению с тем временем, когда я играл сам, увеличились нагрузки, повысилась интенсивность занятий.
В фильме «Одиннадцать надежд» роль тренера зарубежной команды сыграл Армен Джигарханян, страстный любитель футбола, тренер футбольной команды Театра имени В. Маяковского. Неплохо разбираясь в футболе, он не спешит с суждениями, любит расспрашивать о тонкостях тренерской работы, об игроках. Не раз приходил в раздевалку, когда я был тренером. Старался, как мне показалось, вычислить законы психологической подготовки. Думаю, со своими тренерскими обязанностями он справляется неплохо.
Мне только раз довелось увидеть команду Джигарханяна в деле, но ни одного спектакля с его участием не пропустил: он из моих любимых актеров. Потрясает его способность перевоплощаться – Хлудов, Нерон, Левенсон, Сократ. Когда смотрел спектакль «Трамвай «Желание» по пьесе Теннесси Уильямса, то, честное слово, забыл, что роль Стенли Ковальского играет мой добрый знакомый. Видел лишь отпетого, омерзительного негодяя.
Ещё до спектакля мы с женой пригласили Армена на чай. И вот отгремели аплодисменты, вспыхнул свет в зале, и моя жена, человек очень эмоциональный, растерянно спросила: «И с ним мы будем пить чай?!»
А когда появился перед нами Джигарханян, выпалила: «Ты мне противен!» На свои места всё вернула обворожительная джигарханяновская улыбка: «Лучшего комплимента не слышал».
Мне кажется, чтобы по-настоящему оценить талант этого актера, надо непременно видеть его в театре. В кино у него немало случайных ролей.
… В самолете наши с Варюшиным кресла оказались перед креслом Пеле. Рядом с ним сидел рослый мулат, видимо, телохранитель. Мне как-то неудобно было напоминать о том, что мы с ним встречались на поле, но Вячеслав Васильевич сразу обратился к нему, представился и представил меня.
– Да, да, – улыбнулся Пеле. – Я помню тот матч. Первый мой чемпионат и первый матч на чемпионате. Мое крещение!
И тут же спросил: «Как Яшин?» Услышав от нас, что Лев Иванович будет в Мадриде, обрадовался: «Счастлив с ним увидеться. Глубоко уважаю его как футболиста, как человека».
Все неповторимые футболисты, мне кажется, повторяли друг друга только в одном – в умении играть на коллектив. Своё творческое «я» они сочетали с этим умением. Бобров, Стрельцов, Пеле, Гарринча… – все…
…Сейчас на футбол смотрю уже не теми глазами, что в пору юности, когда начинал. Сейчас понимаю, насколько это высокое искусство и что овладеть им можно с большим совершенством, чем владел когда-то. Нынешнюю бы мудрость да на прежние быстрые ноги!..
Кажется, всё сказано о любви к футболу. И в то же время далеко не всё. В чувствах у каждого всё по-своему. И если б спросили меня С возрастом делаешь это всё чаще и чаще. Что же такое для меня футбол? Могу ответить: прожив годы, многое бы отдал за то, чтоб «томный» судейский свисток звучал для меня не как для тренера, не как для начальника сборной команды страны, а как для игрока.
Многое бы отдал за гудящие трибуны, за ободряющий крик «Никита, давай!». За общее ликование всех товарищей по команде: «Победили, победили!» За славу. Не боюсь, не стесняюсь этого сказать: естественно стремление человека к успеху, к признанию. Ходить в середняках – это не мечта для спортсмена…