Присоединение Армении к России

0
174

Туркманчайский договор (Туркманчайский трактат)— мирный договор между Российской империей и Персией (Ираном), завершивший русско-персидскую войну 1826—1828 годов. Подписан 10 (22) февраля 1828 года в деревне Туркманчай (близ Тебриза). В разработке условий договора участвовал Александр Грибоедов. По Туркманчайскому договору к России также отходили территории — Восточной Армении, Эриванское и Нахичеванское ханства. Также Персия обязалась не препятствовать переселению армян в русские пределы.

«Что везёте? – «Грибоеда»
Дорога проходила по подножью горы Тодар и называлась «дорогой Бекета». Пушкин следовал тем же путём, по которому два года назад прошла русская армия. Именно этот перевал Базумского хребта разделяет по обе стороны низинные равнины; до самого горизонта тянется белая линия заснеженных гор, а на склонах перевала тающие снега вымывают глубокие овраги… Здесь, на самой верхотуре перевала, Пушкину была уготована скорбная встреча с останками и убитого в Тегеране Грибоедова. «Два вола, впряжённые в арбу, подымались по крутой дороге. Несколько грузин сопровождали арбу. «Откуда вы?» – спросил я их. – «Из Тегерана». – «Что везёте?» – «Грибоеда». Это было тело убитого Грибоедова, которое препровождали в Тифлис» … Всего несколько лаконичных и скупых фраз поэта, но в них спрессована картина огромной трагической развязки: «Не думал я встретить уже когда-нибудь нашего Грибоедова! Я расстался с ним в прошлом году в Петербурге пред отъездом его в Персию. Он был печален и имел странные предчувствия…» Только гений Пушкина мог по достоинству оценить истинный талант Грибоедова и всю меру этой невосполнимой потери для русской литературы. Спустя сто лет, в июне 1929 года, в напоминание об этой встрече на перевале появился высеченный из камня памятник-родник – обычный жест в национальной традиции армян. А сам перевал назвали Пушкинским. Отсюда только одна дорога спускается в долину, петляя вдоль русла горной реки. Во все времена по ней рыскали банды разбойников и грабителей; безлюдная и опасная, эта дорога была и дорогой надежды: по ней прошла русская армия, и навстречу воинам-освободителям выбегали из своих лачуг голодные и босые их обитатели; они дёргали солдат за рукава и радостно кричали: — Здрасти, здрасти, русски брат джан!..Наследие прошлого… Для Армении эта фраза поистине символична: ни целиком сохранившегося дома или памятника, ни фактических свидетельств о жизни сёл и городов, – одни лишь разрушенные церкви, руины разорённых крепостей, повалившиеся могильные хачкары…Во времена русско-персидской и русско-турецкой войн Кавказ, притягивал к себе талантливых сынов русского народа – писателей, поэтов, художников… В 1826 году по Армении прошёл и Мошков, русский художник; как Грибоедов, как Пушкин, он также любил многострадальный этот край. Проникновенно и с нежностью он отразил на своих полотнах суровую и романтическую красоту армянской земли, поднимающиеся до линии горизонта заснеженные горные цепи, бездонные ущелья с бушующими потоками, маленькие земляные и каменные жилища; и на этом фоне кровопролитные и грозные сражения и «Взятие Эриванской крепости» – известной картины. Очень многие события тех лет нашли свой отголосок в работах художника. И осталась вечно живой история давних сражений, судеб, лиц…