Сочинские армяне: путь из-за моря

0
3441

Без имени-2

Мы начинаем публикацию работы сочинского краеведа Владимира Костиникова об армянах Сочи. Переселение армян в связи с трагическими для армянского народа событиями в Турции стало наиболее интенсивным в конце 18-начале 20 веков..

Образование и заселение сочинских сел-процесс очень интересный, мы просим потомков тех, кто армян, что стали осваивать горные районы побережья в конце 18-начале 20-х веков поделиться своими воспоминаниями о предках-земледельцах. Мы с удовольствием опубликуем ваши материалы на сайте.

Присылайте записи на почту администратора сайта Наири Кундакчяна:nairri@yandex.ru

 

В. Костиников

После окончания Кавказской войны и выселения местных жителей на Кубань и в Турцию, начинается деятельность правительства по заселению приобретённых земель. Первыми поселенцами стали русские солдаты Кавказских линейных батальонов. Севернее Туапсе были поселены ещё и казаки. В начале 1866 года по приказанию Его Императорского Высочества Великого Князя Наместника Кавказского назначена была под председательством управляющего лесной частью на Кавказе и за Кавказом генерал-майора Муравьёва комиссия по исследованию земель на северо-восточном берегу Чёрного моря. Комиссия эта известна под именем «Муравьёвской» или иначе её называют «комиссия Хатисова и Ротиньянца» — по имени исследователей. Члены комиссии отправились на исследование побережья 24 апреля 1866 года, а результаты этого исследования опубликовали 22 февраля 1867 года. Комиссия, осмотрев хозяйства солдат и казаков, пришла к неожиданному выводу, что русские вообще не пригодны к заселению этого края. Разумеется, это был весьма поспешный вывод. Дело было в том, что русские поселенцы в новом краю совершенно не знали условий хозяйствования. Впоследствии выяснилось, что те из русских, кто прожил больше 10 лет, переходили к выращиванию подходящих культур и миновали кризис. После исследования побережья армянский патриот, агроном И.С. Хатисов не раз затем лично отправляется в Турцию, откуда привозит несколько партий армян для поселения на Сочинском побережье. Одно из первых имений, сдававшим земли в аренду армянам, было «Вардане» великого князя Михаила Николаевича, расположенного в бассейнах рек: Лоо, Хобзы, Буу, Детляшхи, Беранды и Ходжиепс. Всего арендовали земли 200 армянских семей, переселившихся сюда из Турции. Каждая семья арендовала 20 десятин, ценою за десятину по рублю, с правом бесплатного пользования лесом для построек. Армяне жили отдельными посёлками, воздвигая дома и другие постройки среди арендуемого участка по пологим склонам хребтов. Загороженное пространство между высокими столбами, на которых воздвигали постройки, служило помещением для скота; дом был крыт дранью. Обычно он состоял из одной большой и двух-трёх меньших комнат, без печей; пол из досок, местами прикреплённый гвоздями, предоставлял свободный доступ в комнаты газам разлагающегося навоза. Все постройки были построены непрочно, часть дрань на крышах держалась наложенными на них камнями и вообще вся усадьба армянина производила впечатление временного жилища. В каждом посёлке имелась церковь, священник и учитель; по ущельям, где жили армяне, проложены дороги для двухколёсных арб. Русского языка, за незначительными исключениями, они не знали, хотя некоторые жили уже в России несколько лет…

Для обработки земли армяне-арендаторы в Вардане употребляли изогнутый кусок дерева с железным лемехом, деревянную с железными зубьями борону, мотыгу и арбы для перевозки, на двух колёсах. Скот — преимущественно буйволы и буйволицы, в небольшом количестве у некоторых встречались волы и коровы. Главным образом армяне-арендаторы занимались культурой табака и кукурузы. Нередко турецко-подданные армяне и греки селились в Черноморской губернии самовольно. Вот что пишет об этом газета «Черноморский край» №68 от 7 октября 1910 г.: «Армяне и греки селились исключительно самовольно и приблизительно по следующему способу. Пользуясь тем обстоятельством, что до 1893 года пограничной стражи на нашем побережье не существовало, а черноморские казаки, номинально исполнявшие ея обязанности, предавались «фарниэнто», обыкновенно к ночи, на горизонте моря показывались один, два… парусника. Эти суденышки для своих рейсов избирали всегда март или апрель месяцы, т.е. время посевное и когда лес достаточно оделся листвою, чтобы стать недосягаемым для людского острого глаза. Пролавировавши у той точки берега, где заранее было решено произвести десант ночью, эти суда смело резали на берег и высаживали толпу оборванцев, у которых кроме медной или чугунной посуды, семян табаку и кукурузы ничего не было. Почти всегда, уже ранее проникшие на побережье, высмотревшие подходящие места и вызвавшие своих земляков, ходоки, поджигали на горах лес, что и служило маяком для аргонавтов. Как козы бежали они в горы, а суда вновь тонули в глубине моря, не оставляя после себя никакого следа. Исчезнув в лесных дебрях и забравшись подальше в горы, иностранные гости нисколько не беспокоились о том, на чьей они земле, а принимались за дело – рубили и жгли лес, сеяли среди невыкорчеванных пней кукурузу и строили кое-как жилье, т.е. пользовались преимуществом «отсутствия отеческой опеки», которая давила всякое новое русское поселение правилами, условиями, указаниями, узаконениями, и всякими другими канцелярскими распоряжениями, которые не имели по обыкновению никакого другого смысла кроме номерации входящих и исходящих бумаг. Кроме всего эти поселенцы обладали еще и другими преимуществами: безвозмездного пользования землей, неотбывания воинской повинности, неплатежа никаких сборов и не отбывания повинностей натурой.

( Продолжение следует)