“Сочинский народ”. Миф или реальность?

0
728


  « Происходит взаимонепонимание, конфликт обычаев и менталитетов»- констатирует сайт радио «Голоса Америки» подытожив мнения по поводу нашумевшей «кавказкой свадьбы в Москве». Мы в Сочи это испытываем на себе каждый день. Но тем не менее в голову не приходит вопить об отделении Кавказа от России. Потому, что Кавказ это мы и есть. Что сейчас Западный Кавказ, на удивительных просторах которого мы живем? Уже около 175 лет-это конгломерат народов из коренных, «местных» и «переселенцев». Не стоит вдаваться сейчас в историю, лучше подумать: какие преимущества у нас в результате Указа императора Николая 2-го от 10 марта 1862 года «О заселении Черноморской губернии»?
Куча преимуществ. Перечислять можно долго. Речь о другом, об аппарате по производству «мультикультурализма», прости Господи за бранное слово.
Совокупность под названием «сочинцы»сама по себе способна быть мощным устройством по адаптации, «принуждению» к нормам и правилам, приличествующим в любом человеческом сообществе. Наше большое преимущество-многонациональность города и невольное следствие этого- кавказское ассорти. Поезжайте по Донской, увидите кафе « Хинкальная хата». Родная смесь «кавказского» с нижегородским» живет. Так сложилось с самого начала советского курорта.
В 1934 году Сочи был присвоен статус курорта, имеющего
общегосударственное значение. Сюда поехали отдыхать. Не просто отдыхать, а купаться в непривычной роскоши в советских санаториях-дворцах. Гостей принимали радушно, не различая друг от друга по месту постоянного жительства и национальности, важнее было пролетарское происхождение. Михаил Кольцов в очерках «На Кавказской Ривьере» вышедших в 1933 году, с гордостью писал о передовой доярке и о донбасском шахтере, которые «едут погружать свой «трудовой ревматизм» в целебные воды сочинской Мацесты» .
Жители Сочи – местные, представляли собой в течение 175-летней истории много раз перемешанную этническую смесь. В 1864 году в Турцию выселились шапсуги ( этническая группа адыгов) , берег стал российским и сюда потянулись переселенцы. Малороссы, амшенские армяне, греки, эстонцы, молдоване. Селились рядышком, тяготели к моноязычным поселениям. Так было удобнее. На одном склоне горы соседствуют Краевско-Армянское и Краевско-Греческое. Чуть обособилась грузинская Пластунка, предусмотрительно расположился в центре Красной Поляны Эсто-Садок. У подножья краснополянской гряды – Молдовка. Какая биография такая и география…
Много раз возникали поводы рассортировать «сочинский народ». Этот термин пошел от надписи на подарке, сделанном шахиншахом Ирана который хранился в Музее Дерева Дружбы. К сожалению, как этноним «сочинский народ» не прижился.
Зато теперь самое время продвигать не только термин –саму основу неописуемой общности людей именуемой «сочинцы». Просто потому, что она на грани распада. Неприязнь, подозрительность, откровенная злоба выплескиваются мгновенно на пространства Интернета. Стоит только упомянуть о каких-нибудь событиях, «в мире людей» определенной национальной принадлежности. Речь идет не о гастарбайтерах. О них надо говорить отдельно. Речь идет о никогда раньше так не обострявшейся местной ксенофобии. Всем ведь понятно, что стравливая нации, удобнее ими манипулировать: под шум грызни дербанить побережье. Всегда подбрасывались поводы для межнациональных конфликтов. Не забыт еще недавний- массовая драка в районе Гортопа, события в селе Черешня. Первый инцидент вызвал одинаковые чувства у сочинцев- соболезнования, сочувствия семье погибшего спортсмена и справедливое возмущение поведением приезжих. Примеры хамского пренебрежения порядками, принятыми для всех и каждого, «нормами человеческого общежития» можно сейчас наблюдать на улицах города сплошь и рядом. Днем и ночью. И отличаются в этом представители всех национальностей. Особенно «стараются» приезжие. Я не только о «гастерах» . Это похоже на какую-то уродливую форму самоутверждения. Вопят во весь голос, собираясь кучками, пьют пиво, полулежа на скамейках в местах массового отдыха. Вид, как правило, у любителей таких видов демонстрации себя – отталкивающий, дешевые замызганные шорты, давно не стираные майки. Им это нравится. Эпатировать окружающих – тоже адреналин. Адреналин такой же дешевый, как их униформа .Законов, дающих право отлавливать этих наглецов у полиции нет. В лучшем случае можно сделать замечание, проверить документы. Немного лучше стало с появлением «казачьих патрулей». Сейчас, правда, после конфликтов внутри Войска непонятно, будут сочинские казаки бороться с нечистью или нет? Но народным дружинникам тоже не под силу справиться с хамьем, поголовье-то растет. Сочинцы должны дружно и безоговорочно вступиться за свое право жить в «чистом»во всех смыслах городе, как бы фантастично это не звучало. Водители муниципальных автобусов – многие из них теперь не пускают в салон полуголых «туземцев»,которым наплевать на то, что испытывают остальные пассажиры при виде их небритых подмышек и запахов, источаемых потными телами. Но пьющих пиво характерной внешности ребят на задних сидениях автобусов почему-то остальные пассажиры «трогать» бояться.
Профессор Дробижева- руководитель Центра исследований межнациональных отношений Института социологии РАН , мониторившая проявления этнической напряженности в Сочи, в целом оценивает ситуацию как «не вызывающую опасений». Дает рекомендации «местным» — быть лояльнее к новым мигрантам. А самим мигрантам советует вести себя прилично. Принять «сочинский стиль жизни». Это — вредный совет. Порой самый заметный «сочинский стиль жизни» , привычное хамство продавцов и официантов, усталость и безразличие пенсионеров, веселый пофигизм молодежи. Отрадные черты «сочинского стиля» есть, но их надо уметь видеть. Походив по городу день-другой, начинают чувствовать себя неловко одетые кое-как и размалеванные Дуньки из российских глубинок. Сочинский стиль в одежде сродни испанскому, яркий, радостный, но без вульгарности. Научились. Пятнадцать лет «модным «Бархатным сезонам». Дело ,конечно, не в этом. Всегда существовал культурный код Сочи. Он был единым для дагестанского чабана и среднеазиатского бригадира. Мы выросли в Средней Азии в семье депортированных. В средине 70-х папа наконец-то удостоился путевки в сочинский санаторий за ударный труд. Мы поехали всей семьей. За месяц до этого мама стала шить специально себе и детям наряды. Путешествие в Сочи- это было, как сказочный тур в блистающий мир, где все утопает в красоте и мы должны быть не хуже. Это отношение медленно, со скрипом, но возвращается.
Теперь еще вот о чем: что касается походов «в чужой монастырь».В нашем не мы установили строгое порядки. На Кавказе есть свод неписаных законов жизни. Они имеются у каждого народа, живущего здесь, и служат основой отношений. «Морально-этическими кодексами» называют « адыгагъэ» адыгов, «апсуару» абхазов, «намэс» тюркских народов.. Это- подпорные стены традиционной культуры. Гостеприимство, куначество, почтение к старейшинам- особенности кавказского менталитета. Есть все основания интегрировать эти очень правильные нормы в сочинский стиль жизни. На бытовом уровне подобное уже происходит. Постулаты народной морали способны противостоять разрушительному воздействию общей деградации, и обеспечить населению города и районов некую идентичность. Ее пытались сформулировать в «Кодексе сочинца». Но большого успеха новация не имела
Однако региональная идентичность, как возможность вырваться из ловушек, сооружаемых националистами и обретение некоей твердой основы для образа жизни, продуктивна. По моим, как представителя нацменьшинства, наблюдениям настало время иной, нежели чем национальная «стратификации». Не случайно со вздохами и болью похоронен , конечно, открыточный и пропагандистский , но мощный и продуманный логин «советский народ». Мне кажется, новое содержание и значение может приобрести пока негативно окрашенная в обыденном сознании этно-социальная общность «кавказцы». Ее признаки можно рассмотреть на примере сложившейся региональной общности «сочинцы». Отличие последней — сочетание быстро усвоенных традиций, опирающихся на многовековую культуру Кавказа и человеческий менталитет, сформированый образом жизни в период существования города-курорта. Его своеобразие, наверное, идет от такой особой восприимчивости. Сочинцам приходилось всегда (особенно летом) общаться с огромным количеством людей .Это провоцировало подсознательное «скачивание» приглянувшихся черт, манер, множества отдельных человеческих типов.
Сочинцы похожи на особый «народ» именно потому, что они в чем-то смахивают на приезжих гостей из «всех волостей» и в то же время отчетливо «другие». Эта «особость» не нуждается в стандартизации, в определении каким-то особым «Кодексом», а просто негласным порядком жизни, не регламентированным «предписанным», а общепринятым нормам поведения. В начале прошлого века первый премьер-министр Правительства России (кстати, наш земляк, имевший домовладение в Сочи) Сергей Витте обронил знаменательную фразу: «Вообще, все кавказцы, в том числе и русские»…Стало быть, существовала эта, стихийно сложившаяся в трудный период истории, идентичность?!
Опыт друзей и мой собственный доказывают, что кавказский этикет прививается быстро. Он – жизненный, естественный. Просто давно пора привести к общему знаменателю накопленное опытом за почти двухсотлетнюю историю города-курорта. Постараться в доступной форме распространить. В школах, в детских садах,«поликультурных колледжах», дома. Если надо – стыдить взрослых, приучая к общепринятым на Кавказе нормам.
Небольшое разъяснение или, что называется, «коротко о себе»: Армянские адаты прежде всего горские адаты. Ареал проживания армян простирался по всему Армянскому Нагорью. Горы, суровый климат формировали адаты, которые отличались большей консервативностью, патриархальностью, большим вниманием к нравственности. Армяне, как средиземноморские (киликийские), так и черноморские (амшенские) проживали на побережье в горных недоступных местностях, в связи с чем их авандуйты (адаты) также являются горскими. Дух горской свободы превращал в культ чувство собственного достоинства. Главные этические и эстетические ценности: мужчины – смелы и горды, женщины – скромны и прекрасны. Уважение к старшим, особое отношение к женщине, кодекс мужской чести, почитание семьи, гостеприимство, тесные родственно-клановые связи, преданность дружбе, традиции взаимной поддержки, непокорность, свободолюбие, высокое понятие о чести и достоинстве лежат в основе народной морали .И не только армян. Баски, корсиканцы, народы Северного Кавказа и другие имеют схожие правила поведения.
Забавный случай: один знакомый титульной национальности был немало удивлен, узнав, что «по-армянски» не принято приходить в гости в семью, где есть маленькие дети или пожилые женщины с пустыми руками. Маленький подарочек– пакетик конфет или шоколадка. Признак почтения к старшим и великодушия к детям, которые на Кавказе всегда считались важными. Не вина, а беда, причем – всеобщая, что много простых жизненных правил, которые веками были естественны для кавказцев, сейчас забыты или задавлены общим состоянием «одичания».
Оригинальная культура народов Кавказа может и должна войти в естественный обиход всех, здесь обитающих людей .Временно или постоянно. «Законы гор», процеженные сквозь века и давным-давно зарекомендовавшие себя, выходят на уровень законов выживания.
Зазорно быть хамом, недостойно унижать слабого, обижать женщину, недопустимо чудить и куролесить напоказ. Это может закончиться плохо.
Наше право заявить об этом. Мы – сочинцы.